• twitter
  • facebook
  • vkontakte
  • youtube
  • instagram

Обобщенные ответы на вопросы (обращения), полученные до и во время проведения публичного обсуждения

Вопрос: Нарушает ли антимонопольное законодательство право заказчика по государственному контракту удерживать неустойку (штрафы, пени) из окончательного расчета (если данное условие предусмотрено государственным контрактом)?

Ответ: В соответствии с частью 4 статьей 34 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» в контракт включается обязательное условие об ответственности заказчика и поставщика (подрядчика, исполнителя) за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, предусмотренных контрактом.

Частью 5 указанной статьи предусмотрено, что в случае просрочки исполнения заказчиком обязательств, предусмотренных контрактом, а также в иных случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения заказчиком обязательств, предусмотренных контрактом, поставщик (подрядчик, исполнитель) вправе потребовать уплаты неустоек (штрафов, пеней).

Таким образом, право заказчика требовать уплаты штрафов и пеней за ненадлежащее исполнений условий контракта не нарушает антимонопольное законодательство, так как напрямую предусмотрено законодательством о контрактной системе.

Вопрос: Прекращаются ли обязательства заказчика по государственному контракту с окончанием лимитов бюджетных обязательств?

Ответ: В соответствии с пунктом 6 части 1 статьей 95 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» в случаях, предусмотренных пунктом 6 статьи 161  Бюджетного кодекса Российской Федерации, при уменьшении ранее доведенных до государственного или муниципального заказчика как получателя бюджетных средств лимитов бюджетных обязательств, допускается изменение существенных условий контракта при его исполнении

При этом государственный или муниципальный заказчик в ходе исполнения контракта обеспечивает согласование новых условий контракта, в том числе цены и (или) сроков исполнения контракта и (или) количества товара, объема работы или услуги.

Постановлением Правительства РФ от 28.11.2013 № 1090 утверждена Методика сокращения количества товаров, объемов работ или услуг при уменьшении цены контракта в соответствии с уменьшением ранее доведенных заказчику лимитов бюджетных обязательств.

Вопрос: Согласно п. 9 ч. 1 ст. 93 Закона о контрактной системе заказчик вправе осуществить закупку у единственного поставщика вследствие аварии, иных чрезвычайных ситуаций природного или техногенного характера, непреодолимой силы, в случае возникновения необходимости в оказании медицинской помощи в экстренной форме либо в оказании медицинской помощи в неотложной форме, когда применение иных способов определения поставщика (подрядчика, исполнителя), требующих затрат времени, нецелесообразно. Может ли МУП «Водоканал» как Заказчик использовать для устранения аварий на сетях (без объявления режима ЧС), приобретать необходимые материалы и оборудование по п. 9 ч. 1 ст. 93 Закона о контрактной системе? Какой по вашему мнению обязательный документ необходим для обоснования закупки, к примеру, при аварии на сетях, без объявления ЧС. Акт об аварии составленный самим Заказчиком? Какая на данный момент практика существует в Российской Федерации по применению п. 9 ч. 1 ст. 93 Закона о контрактной системе, в части применения гарантирующими поставщиками.

Ответ: Пункт 9 части 1 статьи 93 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (Закон о контрактной системе) предусматривает возможность закупки у единственного поставщика товаров, работ, услуг вследствие аварии, иных чрезвычайных ситуаций природного или техногенного характера, непреодолимой силы.

Таким образом, закупка должна быть направлена на устранение последствий события, имеющего чрезвычайный (внезапный) и непреодолимый характер.

Авария, произошедшая вследствие изношенности сетей водоснабжения/водоотведения, не носит непреодолимый характер, поскольку заказчик может и должен препятствовать наступлению подобного события, осуществляя ремонтно-профилактические мероприятия. Поддержание сетей в надлежащем состоянии является обязанностью предприятия водоснабжения, следовательно, если авария произошла вследствие халатности, рассматриваемая норма не может быть применена.

Вопросы применения 9 части 1 статьи 93 Закона о контрактной системе отражены в Обзоре судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 28.06.2017.

В соответствии с частью 3 статьи 93 Закона о контрактной системе при осуществлении закупки у единственного поставщика для заключения контракта заказчик обязан обосновать в документально оформленном отчете невозможность или нецелесообразность использования иных способов определения поставщика (подрядчика, исполнителя), а также цену контракта и иные существенные условия контракта.

Вопрос: В настоящее время деятельности независимых АЗС Республики Бурятия, в частности, по реализации дизельного топлива, является убыточной и ситуация усугубляется, так как оптовые и розничные цены ПАО «Бурятнефтепродукт», занимающего доминирующее положение как на оптовом, так и на розничном рынке республики, являются одинаковыми.  Каким образом осуществлять деятельность независимым АЗС, приобретающим ГСМ у ПАО «Бурятнефтепродукт» и одновременно конкурирующим с ПАО на розничном рынке?

Ответ: На протяжении нескольких лет Бурятское УФАС России осуществляет постоянный мониторинг ценовой ситуации на оптовом и розничном рынках нефтепродуктов в Республике Бурятия. В том числе мониторинг осуществляется в отношении ПАО «Бурятнефтепродукт» (ПАО «БНП»), занимающего доминирующее положение на оптовом и розничных рынках нефтепродуктов в республике.

По итогам анализа представляемой предприятием информации, в том числе в результате сопоставления динамики закупочных и отпускных цен, УФАС не выявляло в действиях ПАО «БНП» признаков нарушения антимонопольного законодательства, в том числе в части установления монопольно высокой или монопольно низкой цены на товар.

Между тем, в периоды, когда разница между отпускными оптовыми и розничными ценами ПАО «БНП» достигала минимальных значений, в адрес УФАС поступали заявления независимых операторов АЗС Республики Бурятии, указывающих, что данные действия предприятия являются злоупотреблением доминирующим положением, так как направлены на устранение конкурентов на розничном рынке. Приобретая ГСМ у ПАО «БНП» по оптовым ценам, при последующей перепродаже топлива на АЗС заявители не имели возможности получить достаточный уровень прибыли и одновременно эффективно конкурировать с предприятием по розничной цене.

При этом в заявлениях отсутствовали доказательства убыточности деятельности заявителей.

Также, в ходе рассмотрения заявления независимых операторов в июне 2017 года не подтвердился довод о невозможности приобретения дизельного топлива у иных оптовых продавцов, кроме ПАО «БНП». По данным УФАС, в Республике Бурятия мелкооптовую торговлю дизельного топлива осуществляют и иные хозяйствующие субъекты. Более того, заявители не состоят в договорных отношениях с предприятием и не приобретают дизельное топливо у ПАО «БНП».

Таким образом, ввиду отсутствия доказательств негативного влияния ценовой политики ПАО «БНП» на состояние конкуренции на розничных рынках ГСМ Республики Бурятия, управлением было отказано в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства.

В настоящее время на рассмотрении управления находится заявление независимого оператора АЗС в отношении аналогичных действий ПАО «БНП» в октябре-ноябре 2017 года. В срок до 10 февраля 2018 года Бурятское УФАС России рассмотрит представленные материалы, в том числе по запросам управления, проведет анализ состояния конкуренции на республиканском рынке нефтепродуктов и вынесет решение о наличии либо отсутствии в действиях ПАО «БНП» признаков нарушения антимонопольного законодательства.

Между тем, по итогам анализа состояния конкуренции на розничных рынках автомобильных бензинов и дизельного топлива в Республике Бурятия доля АЗС независимых операторов в общем количестве АЗС в республике выросла с 71,3% в 2012 году до  73,8% в 2016 году.