• twitter
  • facebook
  • vkontakte
  • youtube
  • instagram

Антимонопольщики Бурятии: «Дорожные» аукционы вызывают особый интерес»

Сфера деятельности: Контроль госзакупок
Управление ФАС по Бурятии раскрыло теневую сторону торгов на ремонт дорог
 
На вопросы «Номер один» о закупках в дорожной сфере ответили руководитель Бурятского УФАС России Елизавета Потапова и заместитель руководителя Бурятского УФАС России – начальник отдела контроля закупок и антимонопольного контроля органов власти Максим Мадасов
 
- Как часто к вам поступают жалобы, связанные с ремонтом и содержанием дорог? Растет ли количество жалоб на такие аукционы или каждый год поступает примерно одинаковое количество? На что жалуются потенциальные подрядчики?
 
Е.И. Потапова: 149 жалоб из 645, поступивших с начала года по настоящее время, а это 23%, так или иначе связаны с дорогами.
М.И. Мадасов: В этом году мы констатируем значительный (на 49%) рост количества жалоб на госзакупки по сравнению с 2017 годом. Кроме того, растет число так называемых «профессиональных» жалобщиков: если раньше одни и те же торги обжаловались пятью – шестью участниками, теперь их бывает порой восемь – десять... Особый интерес вызывают «дорожные» аукционы, поскольку они связаны с большими деньгами, это дорогостоящая работа, и жалоб на них, соответственно, больше. География участников – вся Российская Федерация.
 
- Недавно ОНФ рассказал о «серых схемах», которыми пользуется Минтранс Бурятии и недобросовестные подрядчики при проведении торгов на ремонт дорог. Одна из схем – «таран», другая – излишние требования заказчика. Известно ли вам что-либо о таких схемах в Бурятии, выявлялись ли они когда-либо ранее?
 
Е.И. Потапова: На текущий момент информация ОНФ не доводилась в адрес УФАС. Вы правы, содержание документации обжалуется в досудебном порядке довольно часто. В практике УФАС были случаи выявления картельных сговоров, но не в сфере дорожных закупок.
М.И. Мадасов: Хочу немного поправить по «серым схемам» - по операции «таран». В данном случае Минтранс Бурятии, являясь заказчиком, становится скорее жертвой.
Потенциальные «поставщики» выдворяют добросовестных участников с аукциона. Участники сговора снижают цену до экономически невыгодной, вынуждая добросовестных поставщиков отказаться от дальнейшей борьбы.
Третий участник сговора, победу которого обеспечивают демпингующие компании, на последних минутах аукциона делает предложение, незначительно отличающееся от начальной цены контракта, и побеждает в торгах.
 
- Известно, что зачастую заказчики устанавливают излишние требования к описанию объекта закупки (т. н. требования к «химсоставу») и необоснованно укрупняют лот. Также случается, что заказчики при проведении аукционов на ремонт или содержание дорог объединяют в один лот десятки не связанных друг с другом дорог, расположенных в разных районах города или субъекта. Необоснованное укрупнение лота приводит к тому, что контракт достается посредникам, которые затем привлекают реальные строительные компании в качестве субподрядчиков. Есть ли такая практика в Бурятии?
 
Е.И. Потапова: Как отметил премьер-министр Д. Медведев, строительная отрасль – лидер по числу картельных сговоров в России. Проблема искусственного укрупнения лотов существует в границах федерального рынка. Например, не так давно по иску ФАС в суде рассматривались как ограничивающие конкуренцию действия минтранса Челябинской области. Минтранс закупал услуги по содержанию 8 700 км. дорог на территории всего региона на сумму более 15 млрд. рублей. Заказчик исключил возможность участия в аукционе организаций, заинтересованных в выполнении работ в отдельных административных единицах области, а также субъектов малого и среднего предпринимательства.
Федеральная антимонопольная служба проанализировала рынок строительства, реконструкции и капремонта дорог федерального значения. Исследование показало, что в 2015 – 2016 годах на указанные работы было затрачено около 450 млрд. рублей. Половину всех работ поделили три участника рынка – две группы лиц и одна компания, и эта доля ежегодно растет за счет сокращения малых и средних предприятий.
Что касается Бурятии, субъекты малого предпринимательства жалуются на «ямочный» ремонт, право такое есть. У нас был случай отказа в удовлетворении требований федеральному заказчику в согласовании проекта государственного контракта. Он планировал заключить контракт с единственным поставщиком при ремонте дороги, «разбитой» на три участка.
М.И. Мадасов: В Бурятии наибольшая часть нарушений по-прежнему связана с установлением излишних требований в документации о закупках, влекущих ограничение количества участников закупок, включая «дорожные». В августе три участника обжаловали условия аукциона по выполнению текущего ремонта асфальтобетонного покрытия в Улан-Удэ. УФАС согласилось с доводами заявителей об излишних требованиях к наличию опыта выполнения работ, которые допускаются в отношении работ по строительству, реконструкции и капремонту, но никак не к текущему ремонту. А в октябре тот же заказчик установил в проекте контракта незаконное требование к подрядчику, обязав согласовать объездную схему движения автотранспорта с Госавтоинспекцией на период проведения текущего ремонта. Это требование было отменено после нашего вмешательства.
 
- Известно также, что многие компании, жалующиеся в антимонопольную службу на аукционы на проведение дорожных работ, жалобы свои в итоге забирают. С чем вы это связываете?
 
Е.И. Потапова: Федеральное законодательство в сфере закупок не содержит запрет на отзыв жалоб. Причины отзыва могут быть разные, в т.ч. коррупционной «окраски». УФАС вправе провести внеплановые проверки по отозванным жалобам, в случае, когда усматривает признаки нарушения.
М.И. Мадасов: Скорее всего, обычно, как они объясняют нам, отзыв жалоб происходит, когда участники «теряют» интерес к закупке, или когда их права и интересы восстанавливаются каким-то образом.
 
- Обоснованы ли жалобы компаний? Сколько жалоб компаний, связанных с проведением аукционов на ремонт дорог, было удовлетворено в 2018 году? Какое наказание ждет заказчика, если жалоба удовлетворяется?
 
Е.И. Потапова: В этом году 1/7 часть от числа «дорожных» жалоб возвращена в связи с несоответствием правилам подачи жалоб; практически 1/3 часть отозвана жалобщиками. Из 82 рассмотренных управлением половина признана необоснованными, обоснованными – 15 жалоб.
«Наказание» в виде штрафов зависит от конкретных нарушений должностными лицами заказчиков, членами конкурсных комиссий. В КоАП РФ предусмотрены разные размеры штрафов. Максимальный размер штрафа составляет 50 тысяч рублей на должностных лиц, 500 тысяч – на юридических лиц.
М.И. Мадасов: В отдельных случаях, когда антиконкурентное соглашение повлекло значительный ущерб или был получен доход в крупном размере участниками сговора, если доход от картеля превысил 50 млн. рублей, должностному лицу, участвовавшему в картеле, грозит уголовная ответственность, по статье 178 Уголовного кодекса РФ. Здесь, конечно, и размеры штрафа на порядок выше, чем в КоАП, и такие меры, как принудительные работы, лишение свободы также предусмотрены. Верхний предел наказания предусматривает лишение свободы до 7 лет. Однако таких прецедентов даже по России еще пока не создано.